Previous Entry Share Next Entry
О ней
s4relok
В тот момент, когда я открываю глаза, я вижу ее. Я лежу на песке. Надо мной куполом нависает небо с огромными белыми облаками. Я вижу ее везде, она отражается в воде, песчинки складываются в такие знакомые черты ее лица. Даже облака, если посмотреть сначала на солнце, а потом на них, то они словно бы скомканные листы стихов и незаконченных писем, которые я все время пишу ей.
Я поворачиваюсь и утыкаюсь лицом в песок. Если просунуть руку поглубже, там где песка еще не коснулось солнце, можно почувствовать прохладу. Временное облегчение, сомнительная иллюзия, ведь солнце теперь палит прямо в спину.
Слышу хлопки крыльев. Поворачиваюсь. Это чайка, приземлилась прямо в двух шагах от меня. Подергивая хвостом, идет к воде, гордо подняв голову. Завидую ее осанке, ее свободе. Прямо у воды разбегается и в течение мгновения, расправив удивительно широкие крылья, подпрыгивает, снова взмахивает и, набрав высоту падает в воду. Снова взлетает. Без добычи. Бывает и так.
Больше всего я хочу собрать все липкие зацепки, защелки и этот взгляд из прошлого и оставить это в большой картонной коробке у дверей дома людей, которые любят собирать подобное. Может быть, они повесят мои воспоминания на стену, сделают из них композицию. Соберут все мои незаконченные действия и мысли в единое органичное произведение. И, может быть, кто-нибудь сможет увидеть в нем законченность. Может быть, кого-нибудь это вдохновит на поступок или смелое решение. Может быть, хотя бы кому-нибудь этот мир станет немного понятнее и ближе. Но я не могу.
Что-то мешает мне сделать это. Что-то внутри встает поперек и начинает душить, когда я начинаю перебирать прошлое. Что-то клыкастое и злое. Зверь, который не умеет иначе.
Он рычит и стонет, словно бы у меня открытая рана и я теряю много крови. Острые когти впиваются с силой в образ и никогда не отпустят. Хотя, сложно сказать, что будет потом, и какой срок годности у этого “никогда”. Но зверю неведомо понятие “потом”.
Я снова переворачиваюсь и смотрю прямо на солнце. Мне хочется, чтобы оно прожгло меня насквозь, чтобы не осталось ничего, что бы не было закалено огнем. Но ничего такого не происходит, я просто слепну и начинаю пожирать этот мир через ядовито черное пятно ожога на сетчатке. Но так хорошо, потому что нужен контраст.
Мне меньше всего хочется выносить вердикты и приговоры, расставлять акценты и раздавать звания. Иногда я делаю это, совершенно рефлекторно, просто продолжая логические цепочки. Но люди сложнее и все это рассуждения тщетны. Нельзя, нет никакого смысла в том, чтобы судить людей.
Есть только ты и путь, который выбирает сердце. И иногда пути разных людей пересекаются. Расходятся и снова пересекаются. Расходятся и уже не пересекаются.
Я собираю в кулак песок, сильно сжимаю его и бросаю в сторону океана. Песчинки падают, намокают и сливаются с другими, уже пропитанными соленой водой.
Я смотрю на руку, на запястье часы странной изогнутой формы. Да, мое время здесь однажды закончится и я это знаю. И я мог бы сделать тысячу вещей, собрать миллион коллекций и насытить свои списки самыми редкими дарами мира. Но ничего. Ничего из этого мне не нужно. Я лежу здесь и снова вижу ее. Она везде. Она собрала мой мир. Она всё.

?

Log in