Previous Entry Share Next Entry
Сережино представление о мире
s4relok
“Няшечка, няшечка, ууу, каваиии!”, - думал он про себя, проматывая одну за другой яркие японские анимированные картинки с изображением полуодетых девушек. Он поскрябывал мышкой по засаленному столу, создавая тихое шуршание, которое, правда, было совсем незаметным на фоне гудения кулера в компьютере. 
“Сережа! Щи на столе!”, - пронеслось откуда-то с кухни. Он быстро свернул все окна, отпустил мышку и резво бросился туда, откуда доносился крик. Приближаясь к кухне, он сосредоточенно втянул носом кисловатый и жирный запах щей. В тарелке поблескивая золотистыми капельками дымились добротные русские щи, рядом слева лежал ломоть черного хлеба, а справа серебристая нержавеющая ложка. Сережа быстро пообедал и снова побежал к компьютеру. 
В каком-то фильме он услышал фразу, что “главное, это не навредить”. Почему-то после сытной еды она особенно четко появилась в его сознании и никак не выходила оттуда. “Ну да, правильно, главное – не вредить. Тогда и все хорошо будет. Вот я так и делаю. Сижу и смотрю. Картинки разные. Мультики. Ведь мне от этого хорошо? Да, хорошо. И я и не мешаю никому. А зачем мешать-то? Все люди разные, каждый по-своему с жизнью своей сопрягает. Я вот люблю аниме, может быть. А сокурсник мой, он очень музыкой увлекается. Так и вот. Ведь никак я и не могу сокурснику моему навредить. У нас, если на то пошло, и пересечений-то вобщем-то нет никаких, мы как параллельные линии.” Час спустя он вышел из многопользовательской ролевой игры, в которой периодически находился монотонно кликая по ярким крупным мобам, посмотрел в окно и направился в ванную. Там, бултыхаясь в горячей воде, он разгребал разные мелочи жизни. “Вот, например, что-то там в мире происходит, какая-то политика, смешение культур, проблемы интеграции стран третьего мира в глобальную экономику. А зачем мне это все? Моё же дело-то маленькое. Мне бы пристроиться куда, где непыльно так слишком, денежки чтобы платили немножко, да и жить поманеньку. Няшки-то, они из интернета никуда не денутся. А интернет, он всегда тут, под рукой, уютненький.” Он высунул руку из воды и снова погрузил в воду. Вода показалась ему недостаточно горячей, поэтому он пустил небольшую струйку горячей воды из крана и открыл слив, чтобы поднять среднюю температуру. Затем он нащупал под ванной плеер и вытянул из него пару длинных проводков с наушниками. Сразу устроил их в уши. Играла мелодия из одной пямятной ему игры, звуки флейты там переливались с басом казавшимися гигантских труб. От музыки мерещелись крылатые эльфийки с серебристой кожей извивающиеся в небе, завешанном свинцовыми тучами. “Или вот, говорят, где-там в других местах как-то по другому живут и люди, словно бы, другие. Враки ведь это, ведь Интернет он един, и люди там всё такие же, есть и на меня похожие. Ехать куда-то, место новое искать - это же хлопоты все одни. Я и тут-то еще до конца не освоился, в некоторых местах города вообще ни разу не был! Батя всегда говорил, - где родился, там и пригодился. А он всегда очень строго свои мысли формирует. Бывает, скажет, что-то мне нравоучительное. Так словно ножиком отрежет. Хотя и не всегда я с ним согласен, но он старший, значит более опытный. Нам молодым, надо стариков слушать.” В плеере закончился плейлист. Он вынул наушники и продолжил размышление. “А вообще, самое главное, это людям помогать. Ведь это такое, такое...”, - в этот момент он призакрыл глаза и вспомнил сцену, где совершенно бесплатно уступил свою золотую мотыгу одному из игроков в партии. “Но и помогать-то тоже надо уметь, вот видел я одного. У него самого шмоток только чуть, а он все делится, говорит, возьми у меня что хочешь. Самого-то раз и пришибут, если он кольчугу сбросит. Это я еще давно понял, что помогать стремятся те, кому самим эта помощь нужна остро. Тогда я ему, помнится, деньжат отсыпал. Хотя и то впрок не пошло, купил он себе low-грейдовых шмоток и ходил веселился. Не пошло впрок, ведь не сам, не сам он их из мобов насобирал. Лучше всего советом помогать, да и то, если спрашивают только, или личным примером.” Сережа вытерся большим махровым полотенцем, одел халат и, ловко натянув тапочки, двинулся в комнату. В комнате показалось очень свежо, что даже прохладно. Он устроился поуютнее в кресле а правой рукой нащупал свой беленький PSP. PSP лежал среди пустых пачек из под сухариков, и бутылок апельсинового сока прямо на небольшой тумбе возле кресла. PSP оказалась довольно пыльной, поэтому прежде, чем нажать какую-то кнопку, Сережа сильно подул не нее. Затем решительными и смелым движением он нажал кнопку старта программы дистанционного управления PS3, отчего та зажужжала и приветсвтенно могрнула синим светодиодом. На большом черном экране телевизора возникло аляповатое меню. Через пару жестов PSP меню пропало, и на экране появились начальные титры знакомого и милого сердцу сериала. “Вот говорят, что эти сериалы, все трата времени. Дураки все, сплошные дураки. Разве не понятно, что сериалы – это развлечение, а развлечение приносит удовольствие, а удовольствие – это и есть смысл жизни человека. Что тут неясного? Все же просто. Мне может вот иногда скучно от сериала, но иногда он мне нравится. А зачем вообще что-то вообще еще делать, когда и так все вполне хорошо.” Странным образом в руках Сережи возникла пачка чипсов “лейс” (видимо он сидел на ней или спрятал заранее в складке кресла). Он похрустывал и похихикивал, в ответ задорным шуткам, горою сыпавшимся на него из экрана. Похрустывал и похихикивал. Похрустывал и похихикивал. “Сережа, Ужин готов!”, донеслось с кухни. Сергей ловко и виртуозно жестом PSP остановил воспроизведение сериала (к этому моменту он посмотрел уже пять эпизодов) и стремительно бросился по направлению к еде. Еда была сытная и незаслуженная. Сережа молча набил свой желудок. И, неблагодарно оставив грязную посуду на столе, уже побежал в комнату, но в коридоре он столкнулся с пришедшим отцом. Отец был не один и был жутко пьян. Рядом с ним в дверь просунулся еще один господин, которого Сережа видел впервые. Следующая сцена произошла так быстро, что Сережа просто остановился и смотрел. Незнакомый господин втолкнул отца в квартиру, отчего тот налетел на стену. Опираясь руками на стену, он смотрел на незнакомца. Незнакомец, казалось, был трезв и смотрел на отца с презрением. Он выдержал некоторую паузу. а затем произнес слова, которые после в корне изменили Сережино представление о мире. Он громко и четко сказал буквально следующее: “КАЖДЫЙ РАБ ИЩЕТ ОШЕЙНИК СО СВОИМ ИМЕНЕМ!” Выпалив такую неоднозначность он ухмыльнулся и добавил. “И мир сладкий, только для того, кто сначала сластит, а потом лижет”, - в конце он добавил имя отца Сережи. Улыбка незнакомца расплылась аж прямо до ушей. Затем он ушел и повисло молчание. “Что он хотел сказать этой глупостью и почему мой строгий отец позволил ему толкнуть себя таким бесцеремонным образом, я не знаю и не понимаю”, - так в нерештиельности думал про себя Сережа. Фразы, которые бросил этот, человек были какими-то резкими и как-то совершенно не сочетались с тем, как привык жить Сережа. Он попытался понять, что они могли бы значить, но не смог, и заключил, что это была несуразная глупость. Отец тогда ничего не объяснил и попросил сбегать его за пивом. Сережа с радостью исполнил поручение. И уже стал думать о том, чтобы спать. Ведь завтра нужно было рано вставать.

  • 1
продолжение следует?

сложно сказать, но не исключаю

  • 1
?

Log in